Михаил Заречный

Невидимая глубина Вселенной

структура реальности и путь человека

Вместо заключения.

С чего всё началось. Сутра о Малункье

 

 

Каждый, кто серьезно занимается наукой, приходит к убеждению, что высшее начало, проявляющееся со всей очевидностью в законах Вселенной, значительно превосходит человеческий гений.

А. Эйнштейн

 

 

— Михаил, живший 2,5 тысячи лет назад человек с именем Будда растворился в каждом из нас?

— Принц Гаутама и Иисус из Назарета давно умерли, а Будда и Христос никогда нас не покидали. Первые имена принадлежат индивидуальностям, жившим в теле и использовавшим его для воссоединения с Духом, вторые — синонимы Сознания.

Целое рождает разделенные структуры, игру и противоречия между ними.

А затем эти структуры возвращаются в Целое, и оно получается уже «другим».

КМ утверждает, что полного знания о состоянии всей системы недостаточно для такого же полного знания о состоянии ее частей. Так что, проходя через игры, проходя через разделенность и возвращаясь к Целостности, мы приносим ей в дар Знание.

Будда — тот, кто вернулся. Теперь он — в нас, мы — в нем.

Это один из возможных ответов.

— Получается, что есть система, частью которой мы являемся, мы ее изучаем, становимся целым, после — снова разделение и игра. Это и есть бесконечное самопознание. Человек — Будда — человек — Будда — ...

Вопрос такой: с точки зрения системы или, скорее, системы, стоящей над ней, какая у нее может быть цель?

— Я процитирую Рам Дасса, «Зерно на мельницу». Я не могу ответить лучше.

«Почему все это началось? Почему мы оставили Бога, прежде всего?»

Этот вопрос — вопрос последний, и ответ Будды на этот вопрос был таким: «Это не ваше дело». И это не шутливый ответ. Он заявляет, что ваш субъектно-объектный ум не может знать ответ на этот вопрос. Это ответ, которым вы можете быть, а не знать, так как для того, чтобы это знать, вы должны были стать тем, с чего это возникло, но вы этим не являетесь, поскольку вы задаете этот вопрос. Это один из тех абсурдов, на которые вы ловитесь. Есть дюжина разных ответов, и все они в равной степени реальны и нереальны. Вы можете сказать, что Бог принял форму, чтобы познать самого себя, что он должен был разделиться, чтобы себя узреть. Или же можно сказать, что, поскольку на ином уровне реальности времени нет, то ничего и не произошло. Это тоже реальный ответ. Все это — обоснованные ответы на том или ином уровне реальности. Всякий уровень имеет свой ответ на этот вопрос, но, поистине, вопрос этот непознаваем, пока вы не вышли за пределы своих уровней, потому что любой ответ, который вы даете, просто питает ваш ум с того или иного уровня, и все они лишь относительно верны. Сейчас все это звучит так, будто это вопрос неподходящий. Вы продолжаете спрашивать, но ответа не получаете. Я имею в виду — не только от меня, вы просто не получите ответа.

 

— Спасибо. Еще вопрос, более узкий: в чем может быть смысл нашего прихода в «плотный» мир? Ведь, как я понимаю, душа или та структура, которая ближе к нашему истинному «Я», имеет свободу выбора и вполне могла бы остаться в гораздо более комфортных пластах существования и развиваться там?

— Об «объективной» составляющей смысла для Души мы говорили ранее — ей необходимо научиться различать состояния окружающего мира и обрести возможность управляемого взаимодействия с ними, а для этого требуется спускаться на более плотные уровни реальности. Пока она этому не научится, никакой свободы выбора для нее нет, она будет попадать в плотные слои реальности в силу неконтролируемого взаимодействия с окружением, причем попадать именно в те миры и ситуации, которые ей необходимо осваивать. Мы учимся благодаря ограничениям, накладываемым на нас внешними условиями. Когда мы осваиваем их использование на благо себе и другим, перед нами встают новые ограничения и новые задачи.

Сейчас прозвучало описание объективного аспекта происходящего, а с позиций субъективного восприятия большинство Душ попадают сюда просто потому, что их что-то привлекает в этом мире, привлекает его яркость и энергия, притягивают какие-то ситуации. Не следует думать, что стремление той или иной души в земной мир всегда осознано или обусловлено исключительно «высшими» соображениями.

Я переформулирую ваш вопрос — какое представление о смысле существования на Земле более всего способствует нашему раскрытию?

На разных этапах развития ответ, конечно же, будет отличаться. Однако пусть и не для большинства, но для многих, очень многих людей смысл земного существования может заключаться в открытии своего истинного человеческого «Я». По ходу этого вы обретаете и особую форму внимания, удерживающего множество процессов одновременно, и неколебимый центр спокойствия, и интуицию, яркость мышления, творческие способности и душевную теплоту, энергию, отменное здоровье, цельность, ощущение восторга от жизни и тайны от нее. И многое другое.

Когда же вы переносите сознание в это истинное «Я», вы соединяете собой Небо и Землю, и появляется тот, с кем могут общаться Боги. Они сами придут — тогда, когда вы будете достойны. А ранее этого момента стремление к Богу означает просто нахождение в слое концепций о Боге и своем предназначении. Боги вас просто не заметят — им неинтересен слой фантазий и концепций, где каждый озабочен какими-то своими проблемами.

Раскрытие истинного человеческого «Я» можно осуществить только в сотрудничестве с силами, которые стремятся сделать мир краше, одухотворить его, усилить человеческий Род. Данная возможность у нас есть только при жизни в физическом теле: пока есть тело, нам доступно сразу несколько воспринимающих структур — ума, тела, чувств, сновидений, что позволяет накапливать опыт различения и управления восприятием и таким образом выйти за рамки былой обусловленности.

Собственно говоря, это главная задача воплощений в человеческом теле, она ничуть не изменилась за последние тысячи лет. Кто-то уже успел использовать представившийся шанс, кто-то нет, кто-то уже не успеет или не сумеет его реализовать. Надеюсь, вам подобный шанс как минимум интересен, и вы приложите все усилия, чтобы его использовать. Хотелось бы верить, что предоставление подобной возможности каждому из людей вне зависимости от национальности и вероисповедания рано или поздно станет национальной идеей нашего государства. Отмечу, что подобная национальная идея, помимо прочего, способна привлечь и сплотить лучших представителей всех народов, населяющих Землю.

Однако в любом случае не следует считать, что мы пришли сюда только для того, чтобы отрабатывать карму или чему-то учиться, и будем пожинать плоды этой учебы когда-то потом, на «небесах». Мы свободны — и можем любить и быть любимыми, искать и находить дело по душе, стремиться к совершенству и обретать его, раскрывать тайны в себе и мироздании, заботиться о своем благе и благе других, творить реальность вокруг по своему усмотрению, стремиться сделать мир краше...

А если кто-то забывает о своей Свободе — это его право. И в этом тоже Свобода. Она даже в том, что можно сколько угодно ходить кругами по тюремному двору, не замечая, что никакого забора вокруг нет и не было.

На прощание мне хочется привести сутру о Малункье [1] .

Так я слышал. Однажды Благословенный (Будда) находился в роще Джеты — в монастыре Анатхапиндики. И вот сыну Малункьи, находившемуся в уединении, в сосредоточении, пришла в голову такая мысль:

«Есть вопросы из области мнений, которые Благословенный оставил без ответа, не разъяснил, отклонил: вечен мир или не вечен; имеет мир границу или не имеет; одно ли и то же душа и тело, или тело — одно, а душа — другое; существует ли Татхагата [2] после смерти или не существует; или ни существует, ни не существует. На все это Благословенный не отвечал. И не нравится это мне, не устраивает это меня, что Благословенный не отвечает на эти вопросы. Пойду-ка я к Благословенному и спрошу об этом. Если Бхагаван ответит мне на них, то буду я учиться у Благословенного брахманскому житию. А если не ответит, то оставлю ученичество и вернусь к худшему».

И вот к вечеру достопочтенный сын Малункьи вышел из сосредоточения, пришел к Благословенному, приветствовал и сел возле. И сидя возле Благословенного, достопочтенный сын Малункьи рассказал ему, о чем думал в уединении. «Если Благословенный знает ответы на эти вопросы, то пусть он их мне скажет. А если не знает, то что же? Для того, кто не знает, лучше будет и говорить прямо: не знаю, мол, не вижу».

«А говорил я разве тебе, сын Малункьи: пошли, мол, сын Малункьи, учись у меня брахманскому житию, а я тебе объясню: вечен мир или не вечен; имеет мир границу или не имеет; одно ли и то же душа и тело, или тело — одно, а душа — другое; существует ли Татхагата после смерти или не существует; или ни существует, ни не существует».

«Не было этого, почтенный».

«Или, может, ты мне говорил: я, почтенный, стану учиться у Благословенного брахманскому житию, а Благословенный мне объяснит: вечен мир или не вечен; имеет мир границу или не имеет; одно ли и то же душа и тело, или тело — одно, а душа — другое; существует ли Татхагата после смерти или не существует; или ни существует, ни не существует».

«Не было, почтенный».

«Итак, ты согласен, сын Малункьи, что ни я тебе не говорил об этом, ни ты мне не говорил об этом. А если так, никчемный ты человек, с чего ты вздумал оставлять ученичество?

Представь, сын Малункьи, что кто-то скажет: „До тех пор не стану учиться у Благословенного брахманскому житию, покуда Благословенный не объяснит мне: вечен мир или не вечен; имеет мир границу или не имеет; одно ли и то же душа и тело, или тело — одно, а душа — другое; существует ли Татхагата после смерти или не существует; или ни существует, ни не существует“. Не успеет Татхагата объяснить ему это, как человек этот умрет.

Представь, сын Малункьи, что человека ранило пропитанной ядом стрелой и друзья-знакомые, кровные родственники привели к нему врача, хирурга. А человек этот скажет: „Не дам я до тех пор вынуть эту стрелу, пока не узнаю, что за человек меня ранил: кшатрий ли он, брахман ли, вайшья ли, шудра ли; пока не узнаю, как его имя, кто он родом, пока не узнаю, чернокожий ли он, смуглокожий ли или с кожей золотистого цвета; пока не узнаю, из какого меня ранили лука — простого или самострела; пока не узнаю, что за тетива на луке — из дерева ли арка, тростниковая ли, пеньковая ли, жильная ли, из молочайного ли дерева; пока не узнаю, какое у стрелы древко — вставное или накладное; пока не узнаю, что за оперение у стрелы — из перьев ли коршуна, или цапли, или сокола, или павлина, или мягкоклювой птицы; пока не узнаю, какой жилой оно примотано — воловьей ли, буйволиной ли, оленьей ли, обезьяньей ли; пока не узнаю, что за наконечник — игольный ли, бритвенный ли, расплющенный ли, каленый ли, «телячий зуб» ли, «олеандровый лист» ли“. Не успеет человек все это узнать, как умрет он.

Вот так же, сын Малункьи, и с этими вопросами: не успеет Татхагата все это объяснить, как человек умрет.

Какое бы мнение ни было, сын Малункьи: вечен мир или не вечен; имеет мир границу или не имеет; одно ли и то же душа и тело, или тело — одно, а душа — другое; существует ли Татхагата после смерти или не существует; или ни существует, ни не существует, а брахманское житие остается. Какое бы мнение ни было, сын Малункьи: вечен мир или не вечен; имеет мир границу или не имеет; одно ли и то же душа и тело, или тело — одно, а душа — другое; существует ли Татхагата после смерти или не существует; или ни существует, ни не существует — есть рождение, есть старость, есть смерть, есть печаль, стенания, боль, уныние, отчаяние и их уничтожение, очевидное уже в этой жизни, я и указую.

Потому, сын Малункьи, не разъясненное и знайте как неразъясненное, разъясненное мною знайте как разъясненное. Вот что, сын Малункьи, мной не разъяснено: вечен мир или не вечен; имеет мир границу или не имеет; одно ли и то же душа и тело, или тело — одно, а душа — другое; существует ли Татхагата после смерти или не существует; или ни существует, ни не существует.

Почему, сын Малункьи, это мной не разъяснено? В этом нет смысла, это не служит брахманскому житию, отвращению, бесстрастию, пресечению, умиротворению, постижению, просветлению, успокоению, потому это мной не разъяснено. А вот что, сын Малункьи, мной разъяснено: вот страдание, вот причина страдания, вот прекращение страдания, вот путь, ведущий к прекращению страдания.

Почему, сын Малункьи, это мной разъяснено? В этом есть смысл, это служит брахманскому житию, отвращению, бесстрастию, пресечению, умиротворению, постижению, просветлению, успокоению, потому это разъяснено. Потому, сын Малункьи, не разъясненное и знайте как неразъясненное, разъясненное мною знайте как разъясненное».

Так сказал Благословенный. Достопочтенный сын Малункьи восхищенно воспринял сказанное им.

 


[1] Малая сутра о Малункье — одна из наиболее известных и почитаемых в буддизме сутр. Текст взят с сайта «Колесо Дхармы»: http://www.dhamma.ru/. К сожалению, мне не удалось найти имя переводчика.

[2] Татхагата — одно из имен Будды, в переводе означающее «правильно пришедший».

 

 

 

*****

 

Далее Вы можете ознакомиться с разделом "Наука и традиция о мире и развитии человека", в котором делается акцент на практические методы, позволяющие человеку реализовать себя и своё призвание.

О сокровищах внутри нас, а также практических способах их обретения, читайте "Сокровища внутри нас, и как их обрести. Общие принципы самореализации и развития".

____________________

 

Вернуться на страничку "Квантовая картина мира, структура реальности, путь человека"

 

 

Расписание семинаров и тренингов Михаила Заречного см. здесь.

предыдущая оглавление следующая

 

 

 
Rambler's Top100